ЕВГЕНИЙ ВОДОЛАЗКИН:
«В XX веке мы попытались
воплотить в жизнь утопию»

ЕВГЕНИЙ ВОДОЛАЗКИН:
«В XX веке мы попытались
воплотить в жизнь утопию»

К столетию Русской революции

Темой очередного заседания секции критики и литературоведения Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России стало обсуждение пятого выпуска «Нового русского журнала», посвященного столетию Русской революции.

Издание, позиционируемое органом Союза писателей России и секции критики и литературоведения, выпускается силами петербургского литератора Василия Чернышева. С его доклада началось обсуждение «Нового русского журнала», которое вёл Виктор Кречетов.

«Учить, просвещать – редактировать мир, вот цель главного редактора, − сообщил В. Чернышев, заметив, что он решительно отказался от этого. – Журнал посвящён раскрепощению мысли человека. Я пытаюсь сталкивать людей – ради поиска истины использую творческую провокацию».

Вероятно, исходя из этого принципа, В. Чернышев одним из важнейших факторов подъёма масс в 1917 г. обозначил участие в революционных событий ярчайших представительниц прекрасного пола – А. Коллонтай и Л. Рейснер. В их деятельности он увидел наследование Великой Французской революции, когда желание уличных женщин диктовало, кого казнить, кого миловать. Подобные ораторские приёмы, безусловно, вызывают активную полемику, что само по себе может быть продуктивно в поисках истины. Впрочем, чаще всего в разговорах, касающихся истоков русских революций, эти приёмы приводят к обратному эффекту. В итоге полемистами пишутся эпические экспрессивные полотна чёрной или белой красками, не смешивая.

Иного трудно ожидать. Так было и в части заседания, посвящённой непосредственно столетию революционных событий. В. Лобачёв углубился в тонкости вопроса, что же всё-таки было, революция или переворот? Далее он разъяснил, что февральская революция была «этническая», а в октябрьской приняли участие иностранные государства.

Ю. Туйск напомнил, что число верующих в армии катастрофически упало с приходом к власти Временного правительства по сравнению с тем, что было в начале Первой мировой войны. Упадок веры привёл к Октябрьской революции. Понимая, что факт и правда вещи не тождественные, Ю. Туйск высказался за обращение к теме революции в разрезе творчества, спроецировав её на литературу.

Развернуто о выявлении духа революции посредством рассмотрения исторической – классики − и современной литературы высказался Р. Круглов. Он скептически отнёсся к взгляду литературоведения и публики на писателей XIXв. как на непременных борцов с самодержавием, а также подверг критике представление о советских писателях, сводимое к их явному или латентному диссидентству. Хотя признал, что идеологических оценок творчества, по-видимому, не избежать. Вопрос, как относиться к идеологии писателя, которая порой не даёт ответа, кто он – «белый или красный»? Возможно, здравый подход начнётся с учётом эволюции взглядов человека в поисках истины.

Негативное отношение к революции выразил В. Меньшиков: «Праздновать на фоне могил жертв Гражданской войны – чудовищно!» Вполне понятно, что столетие Революции особая дата, однозначного отношения к великому событию быть не может. Понятно и желание В. Меньшикова счастье народное устраивать по уму, а не на крови. Время, особенно 1960-е – начало 1980-х гг. вызвало у многих советских людей восприятие жизни, как естественное состояние мира, покоя. Между тем это не так, и слова, что мир лежит во зле, оказались не просто словами, о чём советские люди узнали, когда затрещал по швам Советский Союз и Варшавский договор. Сегодня мы продолжаем убеждаться, что, скорее, не мир, а война естественное состояние человечества. Сверхъестественное – многолетний мир – был обеспечен сверхчеловеческими усилиями, в том числе и среднестатистической бедностью советского человека. Как ни странно, то внешне скромное существование имело внутреннюю наполненность, в том числе, благодаря литературе и искусству, в идеале более гуманным, нежели их современные проявления.

Переход к непосредственному обсуждению «Нового русского журнала» начался с выступления Л. Бубновой. По её мнению, журнал «слишком толстый», много разнообразных материалов, в которых доминирует эрудиция гл. редактора. «Библия, Достоевский, Кьеркегор, Есенин, Пушкин, И. Арманд, Т. Москвина…» − Л. Бубнова на память перечислила несколько десятков имён, встречающихся на страницах, наполненных чрезвычайно мелким шрифтом. Насущная необходимость говорить сегодня от первого лица, не прячась за цитаты, «поменьше трепать имена», таково её убеждение. Критические замечания были уравновешены выражением благодарности за подвижничество, ибо издание такого журнала, каким занимается В. Чернышев, стоит неимоверных усилий и говорит о его великой любви к русской литературе с её уклоном в поиск ответов на безответные русские вопросы.

Инициатором востребуемой духовности назвал В. Чернышева В. Овсянников. В кратком выступлении он отдал ему должное за громадное издательское дело, которому он благородно посвятил себя.

«Журнал можно и должно делать коллективно, − сказала М. Токажевская, оговорившись, − если это не Василий Иванович Чернышев». Да, продолжила она, «Новый русский журнал» непростое чтение, но почему бы и нет? Вместе с тем, хотелось бы больше материалов молодёжных и о молодёжи, интересны были бы и «узкие» темы, например, о природе во всевозможных проявлениях, материалы, не столько «информативные», сколько занимательные.

Б. Орлов, поблагодарив В. Чернышева за нелёгкий издательский труд, рассказал о книгах, выпущенных при содействии писательской организации, остановившись, в частности, на издании антологии поэтов Первой мировой войны.

В. Кречетов, подводя итоги заседания, в свою очередь, высказался о журнале. В нём отражается конкретная ситуация: журнал есть детище одного человека и поэтому в нём проявлен издатель и общее состояние писательской среды. В хорошем смысле, это человек− фанатик, энтузиаст, так же, как и авторы, соглашающиеся на безвозмездные публикации. Разумеется, есть в издании взлёты, есть провалы, ибо дело живое. Характерно замечание В. Кречетова по поводу «чрезмерной эрудиции» на страницах журнала. Делиться знаниями – это нормально и должно приветствоваться. Кроме того, надо учитывать, что есть эпохи, когда по большей части творят, и есть такие, когда цитируют творения предшественников.

Все выступавшие сходились во мнении, что пять выпусков «Нового русского журнала», осуществлённых за короткое время одним человеком, удивительное явление в наше время. Можно рассматривать его последним всплеском уходящего «литературоцентричного» периода русской истории, но, как знать, не предвестник ли оно возрождения массового интереса к литературе?

А. Медведев

lss

 

RKS banner

Газета "Книжная лавка писателей"

Видео

О книжном салоне